На главную страницу Перейти на страницу экспедиции "Скалистый путь 2008"
English French Deutsch Italiano

Отчёт от СкитальцА:

Скалистый Путь. Большой Кавказ 08

Почти нехудожественное воплощение хроники событий.

Долгая дорога (через Дюны в горы)

Добрая компания джипокешеров собралась на Кавказ. И так уж сложилось, что никто из всей компании ни разу, никогда не был в том регионе. Нет, конечно, кто-то из нас уже не раз бывал на Эльбрусе и Чегете, на Домбае, кто-то сплавлялся реками Кавказа. Но, повторюсь, в полноприводном формате не ездил никто. И удивительно, регион совершенно обойдён вниманием джиперов. Димка Майор в процессе сбора информации, не залез, наверное, только в форум камчатских джиповодов. Увы, никто более-менее подробной информации не выдал. Мнения менялись, от "дороги нет вообще", до "ездят только Уралы", по пути захватывая "проедут Жигули". Понятно. Пока своими колёсами не проедем – информации в сети не прибавится. На выезд готовы пять экипажей, я каким-то чудом вскочил в самый последний вагон. Поездка на Алтай с Ильей nub1an сорвалась буквально за пару дней до самой поездки. Так что в путь отправились 6 экипажей.

Москва – М6 – Арчедино-Донские пески

Ранним утром 2 августа, на следующий день после затмения мы встречаемся на М4. Наш вдохновитель Майор, увы, из-за обрушевшегося на него шквала поломок на Гекторе жутко опаздывает, и, чтобы не задерживать колону, даёт отмашку на старт – я, типа, догоню. Едем через М6, ибо по последним агентурным сведениям М4 пока как дорога не функционирует. Нет, асфальт там есть, но ехать до Олимпиады не рекомендуется – реконструкция.

Шутками – прибаутками доезжаем по абсолютно нормальной М6 до своротки на Арчединские пески. Там была запланирована ночёвка. Похоже, выбор этого места как просто места для ночевки был ошибкой. Даже Генкина фраза "там 100 км бездорожья" не насторожила. Однако пески нас затянули на пол ночи. Какие-то колеи и колейки, потом лес и болото. Все это в темноте и под колесами реально песок. Много песка.

Решаем встать лагерем прямо между барханами. Экзотика. Полный привод рулит. Как оказалось, рулит он не у всех. Ждём Майора и Сёму. Сёма занят эвакуацией с 280 км немного попавшей в аварию машины друзей. Сёмыч-то вот добрался до точки тайника, а вот Майора мы так и не дождались. Улеглись спать. Утро разбудило всех неприлично рано и неприлично нагло, разогнав температуру в палатках до банных температур.

Из палаток потянулись невыспавшиеся, но в бодром расположении духа экспедиционеры. Первый вывод какой все сразу сделали, немного поразмыслив – Майора нет. То есть нет совсем. Песок есть, солнце есть, Майора - нет. Последним, кто разговаривал с ним, был Камыш. Странно – его нет тоже. Поискали немного. Камыш нашёлся в палатке и долго, упорно в этом не признавался. Оказалось, Майор-таки в пустыню заехал. Рубился полночи в одну сторону. Поломал раздатку и лишился переднего привода. На радостях угробил ещё и задний мост. Красиво встретил рассвет над песками и сейчас ковыляет в Волгоград на ремонт.

Арчединские пески – какие-то другие пески... под Волгоградом

Значит день свободен. И день этот посвящён покатухам по пескам. Долго искали какого-то мальчика в каком-то хуторе. Потом контейнер, потом искали Дон, потом ничего не искали. Потом мы Сёмой потерялись. Вот только что были вместе, и остались одни. Откатали честный тайниковый маршрут и на выезде в Серафимовиче, наконец, дозвонились до остальных. Новости хреновые – Майор окончательно доломал Гектора и ночует в Волгограде. Остальные едут помогать Майору добивать Сузуки, и, что характерно, тоже в Волгоград. Магический город. Не проехать никак.

Мы же с Сёмой подумали, что столько кешерских экипажей на одного Майора – многовато. Едем ночевать в другие пески. Тайник Тихий Дон.

Забавное место. Вверх – вниз. Прямо по барханам. Газ не бросать. Берег. Дон. Тихо. Действительно, значение этого могучего словосочетания можно оценить, только оказавшись вот в такой дали от людей, на берегу второй великой реки. Одна из самых великолепных ночёвок.

Волгоград – Маныч-Гудило

Утром - Соломоново решение. Майор бросает Гектора в Волгограде. И штурманит у Камыша. Наверное, он это специально придумал. Теперь можно спокойно, на радость всем, пить и попивать пиво, независимо от времени суток и отсутствия покрытия под колесами. Ууу, злодей.

День прошёл в скитаниях по бескрайним степям Калмыкии. Ночуем на берегу Маныча. Маныч-Гудило если быть точнее. Совсем не понятно почему он Гудило. Хотя вот первое созвучное слово этому месту вполне подходит. Очень странное место. Считается, что растянувшаяся на многие километры цепь озер и речек, непонятно куда и откуда текущих - есть не что иное, как дно бывшего пролива, соединяющего Азов и Каспий. Земля слегка поднялась. Пролив исчез. Остались впадины, которые весной заполняются водой, а к осени почти пересыхают. В молодые советские годы даже был план соединить два моря через Маныч. И современные очертания этой Мекки охотников – это как раз результат работы гидрологии. Построены три плотины, созданы три водохранилища. Всё это между собой до сих пор функционирует, не имея выхода никуда. Ни в одно море, ни в другое. И потихоньку загибается. Проект оказался нежизнеспособен, воды мало и даже канал реки Кубань для пополнения уровня не работает как надо. Неудавшийся Волго-Дон умирает.

Долго с Сёмой искали место для лагеря. Наверное, минут сорок ехали по грунтовке вдоль берега в самую глушь, пока не нашли площадку прямо на берегу. Шикарное место. Вокруг никого. Тихо. Огней цивилизации нет. Только очень много пауков. Не просто много, а много катастрофически. Чуть зазевался – уже оплели в кокон. Ждём наших. Наши приезжают через час, приезжают по асфальту, и упираются прямо в наш костёр. Оказывается, наше шикарное место расположено в 7 метрах от асфальта. Долго смеялись.

Маныч – Черкесск

Четвёртый день пути, 5 августа. Нам до Кавказа еще 300 километров. Наверное, это рекорд – 5 дней до Кавказа – так не ездят даже Дагестанские арбузовозы. Ставрополье. Отличные дороги. Несчётное количество полей. Кукуруза, пшеница, подсолнухи... и опять кукуруза, пшеница, подсолнухи. Житница. Гармин начал весёлый отсчёт высоты. От грустных 3-5 метров на Маныче до 400 на Ставропольской возвышенности. Это как бы прихожая Кавказа. Даже, наверное, его крыльцо. И если подъём на него с севера от Маныча пологий и почти незаметный, то вот его южная граница аккурат проходит по реке Кубань. И правый берег Кубани, фактически и есть граница Ставропольской возвышенности, граница очень высокая, почти горы. Это первые горы для нас в этом путешествии.

Именно пересечение Кубани и стало для меня началом нашей экспедиции. Всё. За крутым берегом осталась равнинная Россия, теперь началась совсем другая территория. С другими народами, другой культурой, другой энергетикой. Начался Кавказ.

По замыслу, сегодня мы должны просто войти в предгорья и встать на ночёвку. А завтра опять спускаться вниз в Черкесск в погранотряд за пропусками. Время вообще всю нашу поездку решало само. Куда, когда и как мы поедем. Вот и тут. В наши планы сначала вмешались доблестные гайцы республики Карачаево-Черкесии. Которые за каких-то 20 километров умудрились нас остановить три раза. И все три раза остановки заканчивались мздоимствами. Сначала за тонировку на боковых стеклах... (и это при том, что местные джигиты ездят не просто на тонированных наглухо машинах, они ездят с тонировкой покругу, включая фары). Потом просто ещё раз уже по звонку с поста, просто на дороге. И под конец, на ещё одном посту, уже списком. Так у этого тонировка, у этого габариты номера не горят, у этого ещё что-то, ну сами придумаете. Да и вообще – дайте денег тыщу и езжайте с миром. Вас вон народу много, не обеднеете. Ни фига себе – возникла мысль. Если тут на Кавказе ТАК ПРИНЯТО платить дань на постах, то далеко мы не уедем. Крепко задумались над судьбой экспедиции, заглядывая в стремительно пустеющие кошельки. Так, кроме дайцев, ещё и погода вдруг резко упала до 15 градусов тепла, это после часовой давности "за тридцатку", так ещё и с дождём. Волевое решение – едем сразу в Черкесск – в гостиницу.

Черкесск – Сторожевая – Уруп. Не по асфальту. 5й день пути, 6 августа.

Мы в Черкесске, в одноименной гостинице, в столице КЧР. Милый, чистенький городок, территория 09 – это как раз авто код КЧР. И просто кошмар на улицах. Похоже, о том, что существуют правила дорожного движения, не догадываются даже гаишники. Беспредел нереальный. Сплошная линия для местных джигитов – это всего лишь линия примерного направления движения. И уж никак она не обозначает, что её там, например, пересекать нельзя, наезжать не стоит. Не. Джигиты едут по осевой, за ней, налево поворачивают, направо. На красный, на зеленый. Хаос. При этом в аварии умудряются не попадать.

Камыш быстренько приварил багажник, мы масло поменяли, глушитель вернули на место. Пропуска получили. Выехали. Наконец, путешествие началось. Горы. По широченной долине Кубани медленно, но верно поднимаемся в горы. В посёлочке с ошибкой в названии Кумыш, мост через саму Кубань. И на кругу направо в тоннель. Первый и единственный на нашем пути. И первая же гора справа сразу, вот так, одним махом перекрывает весь Крым целиком. 1'560 метров у горы, у которой и названия-то нет. Не, щас посмотрел, есть название. Джангур называется. Джангур – похорони мечту. Крым взлелеяный и исхоженный, геройски покорённый, одним этим Джангуром сразу отправляется в статус Предгорья. Да, друзья, Крым – это не горы – это предгорья. Увы, "Майские Горы" – официально переименовываются в "Майские Предгорья".

Взлёт на километр ввысь. Пока всё это немного шокирует. Вот чтобы вот так, на четвертой, а иногда и на пятой, подняться на высоту Ай-Петри!??? Пересекаем долины ледниковых речек Аксаута, Марухи и Зеленчука. Все реки Кавказа берут начало на Главном Хребте, который идёт параллельно морю, и стекают с него перпендикулярно вниз. На север и на юг в Грузию. По ходу, между делом, образуют долины. Поэтому путь с востока на запад - это спуски в долины рек и потом подъёмы на вершины между долинами. И всё. Не более того. Никаких "срезок", коротких дорог нет. Или ты идёшь внизу в междуречье или ты идёшь по долине этих речек, пока не упрёшься в хребет, в тупик фактически.

Первый выезд в горы и по сути самый экстремальный за всю поездку. Срезка через горы между долинами Кяфара и Урупа, между поселками Сторожевой и Уруп. Атлас ободряет – дорога есть. Сторожевой – пошли бетонные плиты. И кончились. Кончились разрушенным мостом через какой-то ручей, левый приток Вижгана. На другом берегу бетонка явно читается. Берём языка – дедушка на велосипеде... нееее, милки, там дороги нет, там только на велосипеде я могу проехать. А как же все ездят?.. А вот назад с километр, там вот КПП, не знаю пропустят ли...

КПП??? Откуда тут погранцы?! А ну их эти КПП, по следам дедушки, бродик, подъёмчик, вуаля бетонка. Косогорчики, кучки земли, перекрывающие выезд с бетонки куда-то. Понижайка... и изумленным солдатикам на втором выездном КПП предстаёт сначала Камыш, потом ГРАЛ, Филатесы... 5 машин. Мы зашли в тыл какой-то военной части. Причем части весьма и весьма серьёзной. На такое шоу выскочили человек десять солдат при полной амуниции, они же на боевом посту... И мы, фырча дизелями, и всеминутно ожидая уж если не выстрела из Града, то как минимум погони, движемся по грунтовке в гору. На территорию, как нам казалось, военной части.

Когда же за очередным поворотом грунтовки, а она очень узенькая, и такая правильно грязненькая, я в рации услышал голос Майора – "Парни, встречка... Танки... Прижимаемся поплотнее", - всё, кабздец подумалось, мы точно что-то делаем не так и не в том месте. Мимо нас, в полном боевом порядке на марше мчится колонна танков, ну не танки, а эти, как их, с тоненькими гусеницами... А какая разница – страшно жуть! Они с каменными лицами, не улыбаются вообще, чумазые все. И рубятся они с горы, чего-то так хреново. А дорожка узенькая. Каааак мы ломанулись от них на обочину, этож надо было видеть. Чуть не переворачиваясь. Только чтобы оставить проезжую часть для этих монстров максимальной ширины. Это хорошо, мы последними шли, а как Камышам было весело вообще не представляю... "...И ещё раз встречка, пропускаем..." И мимо... уууууУУУУУММММССС – обдавая грязными ошмётками и несгоревшим дизелем тонн 15 металлического вооружённого веса. Кавказ. Горячая точка.

Дорога, идущая по руслу реки Бульварки

Поднялись на плато. Видимо, тут они и резвились. Колеи разбегаются в разные стороны, кусты замяты, деревья повалены. Обследовали плато на наличие ещё танков. Мало ли – может в засаде, а тут милые, маленькие мишени новые приехали. Обследование показало – танков нет. Есть местный житель заброшенного хутора, который сказал, что дороги на Уруп нет, есть лесовозка. Спорить о том, что лесовозка это дорога мы не стали, он бы нам всё равно не поверил. А к танкам возвращаться нет никакой охоты. И мы поехали "там, где дорги нет". А дорога есть и она великолепна. Прямо по руслу речки Бульварки.

Без экстрима для машин, но с экстримом для фото и видеокамер. Красота. Броды и бродики, ущелья и водопадики, камни, и каменищи. Безусловно – один из лучших СУ всей экспедиции. Доступен, пожалуй, на любой более-менее высококлиренсной стандартной технике.

Спустились на Уруп уже в ночи, там и заночевали. Вспоминая у костра (а был ли костер... не важно, дождь, ливень был точно), танки, танкетки, пулемёты, и хмурых командиров. Было 3 часа утра 7 августа.

Уруп – Преградная – Курджиново - Пхия – Кислые 7 августа.

На следующий день короткий перегон вниз по Урупу мимо золотодобывающего рудника. Кстати, дорога в ущелье как раз у рудника перекрыта шлагбаумом. За Псеменом, уже в ущелье Большой Лабы, асфальт сменяет грунтовка. Всё. Ближайшие четверо суток асфальта не будет. Будет только совсем разбитый грунт. Разбит настолько, что на выезде с Мостового, стоит пост дорожников, тоже шлагбаум, на котором надпись – "дорога на Пхию, пиндык, типа нету её, движение общественного транспорта запрещено." Дороге пиндык действительно. Проедет любой абсолютно автомобиль. Но на 50 километров до Пхии времени будет затрачено во столько раз больше, во сколько раз у вас автомобиль лучше лесовоза. Чем он ближе по своим характеристикам к этому чуду техники на лысых колесах, тем меньше вы отстанете от него на финише. У нас этот путь занял 4 часа. И не забудьте спустить колёсики. Тут это реально продлевает жизнь всей подвеске.

Первый же встреченный нами "джипер" на Луазике обозвал СлоникА... Не важно, короче он сказал, что он проедет там, где Слоник не проедет. Сказки, конечно. Однако, это был первый человек, который сказал, что дорога на Архыз есть. И сказал не просто так, а с чёткими указаниями ориентиров. Там прямо поедете, потом налево, там обелиск и указатель. Отлично. Значит, мифическая дорога в долину Архыза всё-таки есть, не надо будет возвращаться обратно по Лабе. Мобильная связь как прекратилась в Курджиново, так ближайшие три дня и не начиналась.

Большая Лаба. Писать текст бессмысленно. Это жемчужина. Красивейшее ущелье.

И, что немаловажно, доступное всем видам транспорта, повторюсь - ВСЕМ. Дорожка то липнет к стенке гранита, прижимаясь под многосоттонные глыбы, то выскакивает на берег бурлящей Лабы, то серпантинами поднимается чуть вверх, открывая изумительные виды. Ехали мы до Пхии целый день. Фотографы и видеооператоры были перегружены работой. Чумовой мостик перед Рожкао, встречные перегруженные лесовозы в 30 градусные подъёмы, причём диаметр стволов не меньше одного-полутора метров. Долина бурлящего Закана, вокруг трехтысячники, Дамхурц – бывший посёлок лесорубов, переделанный в туристический лагерь для детишек, а в Советские времена приют для туристов, идущих маршрутом "Архыз – Пхия – Озеро Рица – Красная Поляна". Торопитесь, скоро неповторимая недоступность и красота ущелья исчезнут. Дыхание Олимпиады. Все местные жители наперебой рассказывают, что от Курджиново до Дамхурца будет асфальт, а далее... Далее тоннель под трехкилометровым массивом на ... Красную Поляну.

За Дамхурцем ущелье расширяется, огромная долина Большой Лабы, теперь уже снежники Кавказа видно отчётливо. А вот и Пхия. Дальше погранзона. Солдатик, ну так, навскидку, калмык, встал в круг кешеров и по очереди сравнивал паспорта с физиономиями. У него всё сошлось и путь в погранзону открыт. Далее мы едем по Большой Лабе до левого притока Сайчара и по нему до поляны с Кислыми источниками. Димыч говорит, что по этой дороге никто кроме Уралов и шишек не проезжает.

Мостик через Лабу и мы поплыли. Дорога идёт аккурат по второстепенному руслу самой Лабы. Метров 500 по ступицы в воде, по камушкам. И ныряет в лес. В чачу, в болото. С отчаянной, достаточно глубокой, но твёрдой колеёй. Радуемся, как дети. Битва. Наконец-то бездорожье. Ща мы как приедем такие все типа джиперы на джипах, а там одни Уралы. Едем. Сёма от обилия воды слегка опешил, поэтому ему удалось заглохнуть не сразу в Лабе, а немного погодя - в луже. Ну как же Сёма и лужа – результат тут один. Сёма в луже, двигатель не работает. Шутка. Шноркель есть, посему свечки посушили – едем дальше...

Камыш с Майором уехали искать место для лагеря. Голос в рацию, - парни едете? Едем кричим в ответ, ну так вот мы место нашли... Ща как на поляну выйдете, там сразу за МАГАЗИНОМ!!! Налево, там банька и туалет и бродик, вот за бродиком мы и стоим...

Магазин? Баня?.. Чего там парням уже горный воздух на галлюцинации потянул? Поляна. !!!!!!!!! Палатки. Ещё палатки. ГАЗЕЛЬ. Жигуль. Уазик, Туарег. Магазин, дискотека, тыща людей... Вся поляна - это огромный лагерь.

С ходу форсируем бродик, почти не застревая, но лебеду всё же раскрутили. И встаем на другом берегу Сайчары. Пешком речушку перейти проблематично, да и гражданский транспорт сюда вряд ли полезет. Вот преимущество подготовки нам и дало возможность заночевать в изоляте в красивейшем месте, а не в муравейнике поляны.

Натягиваем тент. Наливаем рюмки. Звёзды. Шумит река. В пяти километрах с трех сторон Абхазия. Полночь. Тишина. А в это время на спящие Цхинвали полетели первые залпы Града.

Поляна – Кислые (пешкодралом) – штурм перевала Пхия. 8 августа.

Утром обратный штурм речки. Удаётся всем с первого раза.

Машины паркуем в лягушатнике и пешком три километра до кислых источников. Пешком – это потому, что дороги там нет. И если в Крыму это совсем не значит, что проехать там нельзя, то на Кавказе это именно то и значит: дороги нет – ехать нельзя. Дорога есть – едут все, пусть медленно, но все и везде. Так что до поляны смело можно ехать на любом приводе, кроме заднего или переднего. Помехой может стать только высокий уровень воды. А тут, кстати, уровень воды в течении дня меняется. Максимум - после обеда, минимум - ночью. Ледники тают. Солнце вышло – уровень поднялся, ушло – опустился.

Про Кислые рассказывать не буду. Скажу только, что название этому месту как-то само собой приклеилось – лепрозорий. Не в обиду никому. Лепрозорий и всё. Неуютно. Жёлтая вода из горы, и люди отмокающие пятки в ванночках. Не. Эффекта природы тут нет. Этож больница, какая тут нафиг природа! Поэтому, наверное, мы были единственными, кто туда притащился не с бутылками пластиковыми, а с фотоаппаратами. Нас там не поняли.

А вот поиск дороги на Архыз - это весело. По карте долины Пхии и Архыза соединяются через некатегорийный перевал. По инету там только тропа. Но уже три человека подтвердили – да, дорога есть. Она совсем новая, её погранцы начали пробивать пару лет назад. Всё сделали. Типа, все ездят. Едем по "легенде". Опа. Даже указатель на дереве прибит "Архыз".

Воодушевлённые, катимся по лесовозке. Дорожка ушла левым бортом Пхии на 1'800 метров и упёрлась в вырубку. Есть отворотка через Пхию на правый борт и её продолжение, но почему-то перегорожено туром. Типа туда не надо. Наступает ночь.

Сидим у стола, вокруг самое глухое ущелье самой глухой долины. До Абхазии буквально рукой подать. Майор начинает свои охотничьи рассказы, про всякую живность Кавказа. С жаром рассказывает, что тут уж точно есть медведи, и они на запах могут запросто прийти и съесть наш ужин, так что давайте на ночь всё уберем, а то жалко – готовили, готовили. Итогом беседы стало то, что выспался этой ночью только довольный Майор.

Штурм перевала Пхия () – Пхия – Рожкао - Курджиново – Черкесск. 9 августа.

Всё утро колбасимся на лесовозках. Вернее колбасится Камыш с Майором. Потом довольные приезжают – не, и тут дороги тоже нет. А вечером за столом – эх, мы так зачётно колбасились... Ууу. Злодей еще раз! Поехали по той дороге, что перегорожена туром. Тур разобрали. Сперва всё гладко и плавно. Дорожка уходит по правому борту на приличную высоту и упирается в столетнюю ёлку. Кто-то заботливо её "положил" аккурат на дорогу.

Я первый раз домашней пилой перепилил такую громадину. Лебедой путь освободили, ещё метров 300 и все... Весь склон горы уполз вниз на дорогу, а местами и вместе с дорогой. Уклон градусов 50, внизу в двадцати этажах бушует Пхия. Дороги нет. Долго мы гадали – как они тут ездят. Вывод был один. Дороги никогда не было. Была тропа. Погранцы в прошлом году дорогу сделали. Пилотную дорогу. Это когда просто бульдозер прогрызает выемку в склоне для будущей стройки. Бульдозер, видимо, прогрыз, а может и остался даже где-то там дальше. А вот потом её не строили. И с лавинами по весне весь склон и уполз, похоронив наши надежды попасть сегодня в Архыз. А как оказалось и вообще попасть в Архыз.

Опять лесовозками, опять на перевал, с другой стороны. Мрачные лесорубы наш вывод подтвердили – медведица с медвежонком в километре от места нашей ночевки, дороги нет и не было. Строили – не достроили. Указатель висит для всадников, чтоб не блудили. Адью.

Обратная дорога по ущелью Большой Лабы измотала не только нас. Ведь по сути это была неудача, но и нашу технику. На одном из спусков у Камыша чашку задней пружины отрывает по шву от рамы. Рама падает на мост, но останавливается, уперевшись этой чашкой в кузов. На беду в этом месте под кузовом проложены ВСЕ топливные магистрали и ВСЕ тормозные. Чашка аккуратно перебивает все четыре трубки. В один миг, ребята остаются без тормозов и без топлива. Каким-то чудом Прадика Серега остановил на краю многосотметровой пропасти. Обездвиженность. Без тормозов ехать ни своим ходом, ни буксировать нельзя.

Начинается долгая реанимация. При помощи пилы и бревна выпиливаю отличный лифт-комплект. Дюймов эдак на 5. Буратинка хорошо встала в распор между мостом и рамой. Топливные нарастили шлангами, тормозные банально пережали. Таким вот чудом и доехали до Рожкао, где есть сварка. Долго-долго сварной заваривал чашку. Долго-долго потом Серёга ему объяснял, что это не сварка – а херня какая-то. Отрывало два раза. Возвращались, снова варили. Потом плюнули и уехали "как есть" в Черкесск. Попав в зону связи телефоны буквально взорвались кучами смс-ок от родных и близких.

Черкееск – опять Черкесск – снова Черкесск – вечером Домбай.

Ах, Черкесск, наш Черкесск. Старты со светофоров с дымом, визг резины в поворотах, тонированные окна, "громкие" трубы на глушителях, фенечки на бортах, музыка из открытого окна на всю улицу, чтоб все слышали... Дело тонкое. Теперь у нас весь Черкесск изъезжен треками. Мы знаем где тут сварка обычная и аргоновая, где ремонтируют электрику, а где рулевое, где можно помыться, где воды набрать, где деньги обменять, где газом заправиться. Город стал родным. Тут-то мы и узнали, что в 150 км отсюда идёт настоящая война, тут мы её почуствовали только... да никак и не почуствовали. Так, просто милицейские патрули почаще на дороге, да в придачу им рядом патрули военные. Не более того. На Кавказе всё спокойно.

Всё. Ускоряюсь. А то никогда рассказ не закончу. Утро и обед – все кому надо на сервисах. Кому не надо спят. После обеда уезжаем на Домбай. Нам туда не надо, но хоть чего-нибудь посмотреть пока Камыш варит чашку и ликвидирует течь дизеля из двигателя. Текло – мама не горюй. Аж рядом стоять страшно. Опять широченная долина Кубани. За "ошибочным" Кумышом, меня, отставшего от ГРАЛа и Филатеса, догоняет мигалка. Зажимает на обочину. "Чего-то Вы товарищ водитель не останавливаетесь, когда в вас палкой тычат". Очень красноречиво я объяснил, что в чрезвычайном регионе рядом с войной не остановиться по требованию сотрудника силового ведомства может только больной, пьяный или террорист. Ни под одну из категорий я явно не попадал. Тогда объясните, почему вы нарушили правила. И это глубочайшее заблуждение тоже опроверг. Права отдали. Мчим на Домбай. Вообще, очень там доброжелательные люди. Не сказать, что радушие лезет из всех щелей, нет. Но оно есть. Это факт.

Домбай. Асфальтовые горы. Горнолыжный курорт. Летом работает подъёмник в горы и гостишки. Милое местечко. Филатесам настолько понравилось, что не доезжая 3 км до Домбая в крутую горку двигатель Паджеры взорвал верхний патрубок, выплеснув антифриз красивым облачком. На тросу в Домбай. Снимаем гостишку. Майор жутко нервничает. Планы рушатся на глазах. Эльбрус планомерно ускользает. Сёма мчит в Черкесск покупает все патрубки, какие находит. Серёга примастыривает шланг от Жигуля, заливаем горных вод, идем допивать чего не допито.

Домбай - Северный Клухор - Карачаевск – Эльбрусский. 11 августа.

Канатка на Домбай уходит на 2'277 метров. Туда же приходит и дорога. На дорогу не пустили – Тебердинский заповедник. Обиделись и уехали в соседнюю долину. В Долину Северного Клухора. Древние перевалы. История. Красота. Тоже заповедник. 150 рублей с машины, с дороги не съезжать, на ночь не оставаться. Плохо. Едем на Южный приют – это турлагерь перед перевалом. Языки ледников, спускающиеся в долину, прям рукой можно потрогать, чистейшие и холоднючие ручьи. Асфальт уходящий на 2'400 м, заканчивающийся заброшенным серпантином. Очень красиво.

Филатесы взрывают второй патрубок, уже нижний.

Сёма уезжает в Черкесск, он там уже оптовый покупатель. Мы ждём у Форелевого озера. Долго ждём. Рядом паркуются немцы на микроавтобусе, подозрительно хорошо разговаривающие по-русски. Они едут Алтай-Казахстан-Астрахань-Дагестан-Чечня-Кавказ-Крым. Охренеть. И мы 5 дней на Кавказ добирались. Ух. Патрубок. Замена. Рядом тучи любопытных. Лезгинка. Просто так лезгинка. Настроение хорошее – вот и танцуют. Шикарный танец. Есть что-то такое в кавказких людях. Какой-то неуловимый блеск вечности. Горы и лезгинка. Вечность. Это навсегда.

Закат. Нам бы на Эльбрус. Димка ведёт одной дорогой в долину Кубани. Знает он там одно местечко, где на Эльбрус можно с тыла забраться. Приходит ночь. Поляну нашли как-то неожиданно. Прямо на берегу Кубани под её оглушительный грохот с преодолением еще одного бродика.

Завтра на Эльбрус.

Эльбрусский – Учкулан – Хурзук – Эльбруса НЕТ - Гумбаши.

Погодка так себе. Идем вверх по Кубани.

Три подряд селения с одним и тем же названием Эльбрусский. Живой только третий. Первый – почти смытая в Кубань одинаковая деревня.

Рядышком достопримечательность Карачаев – Камень Карачи. Вроде как даже метеорит. Тайник.

Камень Карачи

Второй Эльбрусский – брошенный посёлок при руднике. Гнусные ощущения. Ствол шахты использован как коровник. Внутри как в жерле вулкана красные огоньки глаз и жуткий запах. Не пошли.

Хурзук. Где-то на горе Димка показывает древнюю крепость Аланов. Посередине аула памятник Батыру – основателю Хурзука. Филатесы взрывают третий патрубок. Или срывают, я уж не помню. Ремонтируемся. От Мерла приходит СМС, что типа руны тут не прокатываю, нужно зарезать барана.. Вокруг бегают суслики. Их тут много больше, чем баранов, но они для жертвы не подходят.

Дальше красивая дорожка по ущелью Улухурзук. Очень красивая дорожка.

Крайне рекомендую. Полный привод. Стандарт. В конце этого ущелья должны быть ещё одни минеральные источники. Сначала дорога ныряет через мостики, (стрёмные, местами очень) с одного берега потока на другой. Высота плавно уходит к двум тысячам. Кончается лесная зона, начинаются скалы.

Дорога прилепилась на самый край грандиозных ущелий.

Дух покорителей. Филатесы после 2 км начали усердно кипеть. Горная вода в радиатор. Этож почти дистиллят. Едем километр. Кипим. Ещё едем. Ещё кипим.

2'400 м. Приехали в долину. Впереди опять палаточный лагерь. Гораздо, конечно, скромнее в размерах, но всё же людей много. Стоят кемпингами с газовыми баллонами, машинки на камушки. Долго видать стоят. Лечатся.

Впереди скальный жёсткий массив, уходящий в тучу. Дорога кончается. Стопроцентно надежды на продолжение её через трехкилометровые перевалы нет никакой. Значит, опять возвращение по треку. Опять небольшое разочарование.

2'700 м. Колёсный транспорт тут уже не ездит. Ландшафт как... хотел сказать на Луне. Не знаю, на Луне не был, как на Рыбачьем или в Хибинах. Камни и мох. По направлению нашей дороги уходит... да ничего и не уходит. Тропа может конная, а скорее просто русло ручья.

2'750 м. Пришла туча. Закрыла всё. Димыч грустно показывает в тучу – "там где-то Эльбрус, по идее уже видно должно быть". Закладываем тайник. Мы с Камышом в тщетной надежде хоть как-то приблизиться к Эльбрусу ныряем в русло реки. Смысла нет. Выныриваем. Грустим. Уезжаем вниз. Уже на выезде тучка слегка уходит, и мы осознаем, что долина-то кончается не иначе как верхушкой горы.

Вот её очертания уже видно. Так ведь тут и другой горы-то, кроме Эльбруса нет. Так это он и есть. Значит, мы прям по ручью из его ледника пытались ехать. Долго стоим, ждём открытия. Туча не уходит. В этот вечер закралось первое подозрение, что Эльбруса нет. Это всё придумали туроператоры. Это всё матрица. Эльбруса нет.

Спускаемся вниз по Кубани до места нашей ночёвки. Мнения о дальнейшей судьбе разделяются. От "остаться тут ночевать", до "едем в Кисловодск в гостиницу". Победили те, кто едет в гостиницу. Едем. Карачаевск, почему-то никто не заправляется, хотя надо. Перед перевалом Гумбаши Филатесы запрограммированно кипят. Без надежды в этот Гумбаши залезть. Глухая ночь. Напряженность. Камыш и Майор находят где-то уютную поляну с коровами. Без ужина и посиделок, в расстроенных чувствах после рюмки коньяка проваливаюсь в сон. А во сне странный чёрный мужчина с двумя таблетками предлагает выбрать или Эльбрус, но в матрице, или Эльбруса.net, но в реальном мире. Утром приходили коровы. Грустно смотрели в окно на Милана. Милан делал вид, что он часть машины и не шевелился. Таких больших собак и так близко он ещё не видел.

Гумбаши – Плато Бечасын – Рудники – ущелье Харбаса.

Утром ГРАЛ уезжает в Карачаевск за бензином, возвращается грустный. Сильно грустный. Гайцы не дремлют. Филатесы уходят вниз на Карачаевск с надеждой встретиться с нами под Тырнаузом. Мы стартуем уже тремя машинами. Как в песне. И вот опять, всего нас только трое. Сёма уже к тому моменту караван покинул, время. Камыш решает ехать на баке пустом. Едем.

Как на Гумбаши мы залезли так потом три дня ниже двух тыщ и не слазили.

От перевала и до Эльбруса идет плато. Плато Бечасын.

По рельефу напоминает масштабную модель какой-нибудь крымской яйлы. Очень масштабную. Крым потом Майор обзовет настольной моделью Кавказа... и будет, наверное, прав. Как не горько это слышать.

Дорожка плавно идет в гору, с горы, огромное количество всяческого парнокопытного. Это всё летние пастбища.

Нашли камень типа менгир и крупу курганов. Менгир Майор обозвал чесалкой для коров.

Приближаемся к подножию Эльбруса. Высота 2'200-2'400. С этой стороны Эльбрус начинается как гора. Без всяких ущелий. Просто бац, и в небо уходят скалы. Вернее не в небо, а тучу. Эльбруса опять нет. Матрица.

Дороги шикарные. Обозначены даже во всероссийском атласе. Проходимы любым Жигулём. К обеду добираемся, вернее так, плана-то особого нет, просто едем вперед и всё. Дорога куда-то идёт, значит нам туда. Так вот добираемся до истоков Худеса. Это речка такая, приток Кубани. Цвет у речушки слегка странный. Как будто трубы наверху только что поменяли и сейчас вот ржавчина сойдёт и нормальная пойдёт вода. Ржавая одним словом. Не сильно, но цвет неправильный. Не ледниковый. Посмотрели в карту. А и правда, эта речушка не ледниковая. Тут хребет отделяет ледниковую воду, а эта идёт из горы.

Дорожка, кстати, продолжается и ныряет в ущелье этого Худеса. И уверенная такая дорожка. Мы-то уже знаем, что там стопроцентно тупик, но уже спортивный азарт. 2'750 уже покорилось. Может тут больше. Ныряем в ущелье за дорогой.

Становится понятно, куда она идёт. По всему ущелью проложена труба. Похоже, это как раз к пастбищам вода самотеком уходит из верховий реки. Значит там типа плотина какая-то. Вот туда дорога и приходит.

И вот мы в ущелье. 2'500 м. Слева на горе какой-то странный гигантский натёк. Ледник??!! Да какой ледник на такой высоте? Этож тоже минеральные источники, только огромного размера. Весь склон горы облизан языками натёков.

Дорога тут уже для стандарта, пожалуй, сложновата. Русло размыто, камушки немаленькие.

Продолжаем подъём. Сверху ущелье плотно прикрыто облаками. И облака начинают катастрофически менять цвет с белого на серый.

Развилка ручья. Тут уже ручьи не просто ржавые. Тут они уже буквально оранжевые.

Вот и конец трубы. А вот и развилка. Дорожка бодро ныряет налево по выемке. Немного озадачивает, то, что дорога производит впечатление наезженной. Идём по ней. Кто-то сначала в карте, а потом и в реале увидел, куда, собственно, она ведёт. А ведёт она на старые рудники. Они даже на 10-ти километровке обозначены. Высота там явно за трёшку. И ехать-то туда совсем ничего.

Едем. Дорожка с каждым метром начинает портиться, осыпи, размывы. И всё это на краю пропасти, внизу - оранжевая речка. Связи никакой. И самое главное, что склон, на котором ты стоишь, совсем не производит впечатления монолита. Вот так в горах бывает. Выйдешь на самый край Караби, а в тверди уверен, не обломится ничего. А тут вроде бы и не обрыв, просто склон, однако в то, что он гигантским оползнем не уедет вниз, вот в это веры нет. Грунт такой, как классическая сыпуха, только очень давнишняя и скреплённая грунтом.

Туча совсем сгустилась, гром, молния. С ходу проходим раз-два-пять очень стрёмных участков. Еду по ним чуть не закрыв глаза и только потому, что здесь уже остальные прошли. Камыш, такое ощущение, чувства страха не имеет вовсе. Караван останавливает след немалого оползня, который сверху накрыл нашу дорогу. Накрыл полностью, фактически сравняв выемку со склоном. Майор лопатой... откуда столько целеустремленности, Камыш на ходу штурмует. В ужасе отворачиваю взгляд, но камеру не убираю. Прадо выкапывает левым задним колесом яму и наклоняется, наклоняется... переднее правое отрывается от земли... Серегааааа, не надо. Ну его на фиг. Пойдем пешком. Уговорили.

Эльбрус услышал,.. "ах вы ещё не угомонились?"... нас накрывает облако. Офигеть ощущения. Уверен, все попадали под грозу с молнией. Неприятно. Страшновато. Молнии бьют сверху, грохочет. И совсем другие ощущения, когда ты в том самом облаке, в котором грохочет и сверкает. Ты попадаешь на небесную кухню. Ты тут явно лишний. Тут вершится нечто, чего человек видеть не должен. Страшно.

Ручейки на глазах превращаются в ручьи, паника в душе, паника в руках. Бежать. Сейчас ведь и путь к отступлению отрежет. Разворот на пятачке в габарит машины. Бегство. Ушли на безопасный серпантин, обратно на 2'500. Серьёзно готовимся идти на рудники пешком. Эльбрус ещё раз: "Вы что? Опять не поняли? Не надо вам туда. Я не пущу". И ещё сильнее с градом и ветром. Камыш сделал попытку пробиться по дну ручья к соседнему руднику. Их там два. Не проход и там. Камни размером с полмашины.

Нет. Кавказ - это очень серьёзно. Это не полигон для джиперов. Нам тут не порезвиться.

Спускаемся вниз и по мановению старика небо очищается. Каких-то 10 минут и солнышко, небо, скалы, красиво.

Идём опять по плато на источники. Темнеет. Сильно темнеет. Дорожка портится, лужи, а в одном месте куча снега.

Выходим на шикарный грейдер, идущий от Кисловодска в Долину Нарзанов. И совсем в темноте в каком-то шикарнейшем овраге реки Харбас встаем на ночлег, буквально, на пятачке ровного места в царстве кривых поверхностей. А овраг сам по себе достоин упоминания. Будь он в нашей полосе, там уже штук пять лежало тайников.

Ущелье Харбас – Долина Нарзанов – Тырнауз – Поляна Азау.

Вот то, что мы увидели в этот день, это перекрыло всё, что мы видели в дни предыдущие. Просто криком кричу – едете на Кавказ на авто – обязаны побывать в Долине Нарзанов. Чумовое место. И даже ничего говорить не буду. Дорога идёт от Кисловодска, она есть на всех картах. Дорога идёт от Гумбаши, тоже есть везде. И дороги эти в обычном приводе проходятся на раз. Только надо включить голову и выключить страх, иначе мозг перегрузки не выдержит. Кто имеет боязнь высоты – тому стопроцентно не сюда. Это мега экстремальнейшая дорога. Нет, в нашем полноприводном исполнении были и пострашнее, и даже тут на Кавказе, но вот чтобы обычная гражданская дорога и такой стрёмности – такого не бывает. Зигзаги совершенно нерационально поднимаются на 500 метров и бросаются вниз в пропасти. Ниже 2'300 она нигде не падает, а порой взлетает под трёшку. Всё. Ни слова больше. Просто езжайте и смотрите. Или дождитесь видео и тогда уже езжайте.

Смотрим в бинокль на противоположный склон. Там вниз идёт какой-то джип, а наверх ползёт Шишка. За Шишкой очень медленно идёт что-то переднеприводное, отечественное. КАК ОНО ТАМ ЕДЕТ??!!

Этот вопрос возник сразу, как только мы добрались к этой части серпантина. Там реально почти тридцать градусов, эскалатор метрополитеновский по крутизне. Для монопривода это приговор, а уж для переднего это точно не взять. Но глаза не обмануть – они тут ехали. Потом нам объяснили, что этот подъем легковые не возьмут, их сюда на тросу затаскивают. Однако и недоприводам есть место куда можно встать лагерем. Это подножие водопадов Малки.

Там целое созвездие. И метров 20, но мощный выход из внутренностей скалы, и метров 100 со скалы... всякие. А ведь рядышком ещё собственно и сами нарзаны, ради чего сюда все и приехали. Тут огромный лагерь, уже на постоянной основе, даже гостиница на пропасти есть. А из земли идёт настоящий газированный нарзан. Нет. В Пятигорсках, Кисловодсках многие были. И там вид Ессентуков 17, идущей из цивилизованной трубы, как-то не шокирует. Но здесь из земли мощной струёй. Прям в землю воткнули небольшую пластиковую трубу, и из неё тёплая газировка. Уму не постижимо.

Здесь тоже точку сняли, будет инфа, потом расскажем. А вот обратная дорога - это чистой воды полноприводный экшн с элементами фанатизма, опять же доступный всем братьям по приводу.

Но такой головокружительно страшный. На видео наша совместная реакция после этапа должна остаться. Нам местный дядечка сказал – "на Тырнауз две дороги, одна направо, такая хорошая, но Вам туда не надо, там грузовики всё разбили, да и длинная она, а вот налево плохонькая... вот – Вам туда. Она покороче, да получше..." Я понял – это был дух великого Эльбруса. Уж послал так послал. Спуск с почти трешки до полуторки по отвесному одноколейному серпантину, это нечто. Когда на изгибе ты видишь штук семь-восемь следующих серпантинок. И последняя из них теряется в мареве ... это покруче всяких канатных дорог будет. Причём колея-то реально одна. Развороты каждые метров 100-200. А вниз как раз те самые, ну уж не полтора километра, так метров 500 точно.

На ядерной смеси адреналина со страхом ... последняя промоина и вот дно ущелья. Ещё триста метров и та самая "раздолбанная грузовиками" дорожка на Тырнауз. И тут у ГРАЛа срезает на левом переднем колесе две из пяти шпилек.

Удручённость сменяется нервным смехом, когда взгляд падает на склон горы, откуда мы приехали. Вспоминается, что витков пять назад, на высоте метров 100 над пропастью был правый разворот. А выезд из него размыт так, что если заходишь в поворот с одного размаха, то аккурат левым передним колесом попадаешь в промоину и машина зависает над этой пропастью. Именно это Лёха и исполнил, я шел позади, всё видел. А Лёшка левым колесом повисел, сдал задом и поехал дальше. А коли бы тут срезало??!!!!

Ух. Тремор слегка потряс. Спускались уже по грунтовочке на цыпочках, а это еще 300 вертикальных метров. Зато как красив Тырнауз с высоты. Совсем не скажешь, что тут лет пять назад прошёл мощный сель, который чуть не смыл город с лица земли. Три шпильки продержались до асфальта. На асфальте нас ждало вот это чудище. Реальное чудище. Кто-то спросил, а где же те дороги, по которым он ездит. Ведь ему тут и дорог нет... Хм... Так ведь до него как раз дороги-то и нет, дорога только после него появляется.

Оставили Джип на стоянке в Тырнаузе, а сами, с ГРАЛами на такси к подножию канатки. Там, на 2'300, нас уже вторые сутки ждут Филатесы. Гостишка, полночи лезгинка, пожалуй всё, экспедиция закончена.

Тырнауз - Пятигорск - Минеральные Воды - Элиста - Волгоград - Москва.

Это мы проделали за три дня. Ехали не торопясь, не спеша.

Ставрополье запомнилось простодушными, в кипельно белых рубашках дайцами, которые немилосердно пытались разводить на деньги. Сначала заблудившись в Минводах, взяли в плен таксиста и он нас вывез из окружения знаков "кирпич" и "поворот направо запрещён". После чего мы были захвачены мобильным экипажем, который так и заявил: "А весь город уже знает, что грязные московские джипы ездят кругами по городу. Велено задержать и доставить в часть." Валяй, сказали мы, у нас все ходы треками записаны, поедем сейчас покажете где и какие знаки мы нарушили, хоть всю ночь будем ездить. Долго кому-то звонил по мобилке, говорил, что это москвичи, у них экспедиция, заблудились, таксист, какие-то треки у них есть. Потом для важности проверил на угон, потом права отдал... не прокатило.

Уже в ночи забавный знак. На магистрали Что-то-там – Элиста, чуть ли не в чистом поле начинается две полосы, разделённых сплошной линией, а сразу перед развилкой знак – Элиста направо. Всё. Если тебе в Элисту - стопроцентно ты этот сплошняк пересекаешь. На перекрёстке доблестный патруль. А, вспомнил!!! Это местечко называется Дивное, прям перед Манычем, которое Гудило. Всё. Пипец. Приехали. Зачем пересекаете сплошную разметку? А как её не пересечь, если знаки так стоят. А нам пофиг знаки как стоят, не мы их ставим. Вам надо направо, а направо через разметку нельзя, значит надо ехать прямо там разворачиваться, а потом уже налево, куда вам надо. Бред? Бред. Это мы с Камышом и Майором втроем и начали втолковывать дайцам. Причём под конец мы распалились уже так, что дайцы и сами были не рады. А чего?! Они тут мирно стоят, селян доят. При нас только остановил парнишку с краснодарскими номерами, так они его так запугали, что сплошняк, права отберут, что он весь белый стоял. Не боись сказали отважные джипокешеры, мы сейчас протокол составим, схему нарисуем , фотки прикрутим, фамилии спишем, в главк гневное письмо с указанием, что такие-то сотрудники стоят на аварийно опасном перекрёстке, на котором знаки мало того что установлены в нарушении всех ГОСТов, так ещё и небезопасно установлены. А гайцы такой-то и такой-то во время дежурства, кстати, у вас ребята предписание есть от начальства тут стоять?!, стоят и вымогают деньги, ФИО, свидетели... и ушли фоткать ночь. Когда вернулись Камыш уже писал в объяснениях, что он категорически с нарушением не согласен, а почему, ...а потому что... и потребовал пачку чистых протоколов для дачи объяснений. Гневный дядька отобрал у Камыша ручку, сказал: "Всё! Вот тебе документы - езжай домой!" А протокол так и не отдал, уничтожит ведь, наглец. Мне же документы были просто возвращены почти без слов. Вот так. На Ставрополье нужен аргументированный отпор. Они там привыкли, что республики правил не знают и вот и беспределят по-страшному.

В Элисте Филатесы забыли в гостинице фотик со всеми фотографиями, да так вроде бы и не вернули его. Калмыкия вообще запомнилась оглушающей и всепоглощающей полсотенной жарой и бравым калмыком с радаром, который стоял в калмыцкой степи (кто был, знает, что это такое) один с радаром и со знаком сорок. Стрелял им от бедра как ковбой в вестерне и дико удивлялся, почему это в степи все едут сорок, видно меня что ли??!

А Волгоград?! А что Волгоград? Стоит на Волге. Дальше были лишь Донские пески и арбузы. Мощная миграция ягод в Москву. Арбузовозы с кодом 05 достойны отдельного эпоса, ибо это самостоятельное явление и к экспедиции "Скалистый путь" никакого отношения не имеющее. Война в Осетии тем временем закончилась.

E-mail: org@there.ru,
телефон: +7 (926) 625-40-00